Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Криминал

Кондопога на скорую руку

Суббота, 15 августа 2009

Кондопога на скорую руку

Кто спровоцировал русско-чеченское побоище под ядерным щитом России?
“Малая чеченская война” в городе Знаменске Астраханской области уже месяц будоражит умы русских националистов и защитников нацменьшинств.

Информационные агентства выдают новости одна страшнее другой: двое убитых, нет – уже девять убитых, отрезанные пальцы, уволенные милиционеры, трусливые чиновники, полчища скинхедов, чеченские банды, терроризирующие гражданских, военных и даже армян. И все это уже не в какой-нибудь холостой Кондопоге, а в “колыбели ракетных войск”, в городе, где расположено командование испытательного полигона баллистических ракет “Капустин Яр”. Корреспондент “Известий” оказался единственным журналистом центральных СМИ, который попытался разобраться в случившемся на месте, а не по телефону.

Три очень кровавых воскресенья
- Алло! Машинку можно? Я возле “Дырки”, в красной рубашке.

Это я вызываю такси. Дырка в бетонном заборе закрытого и очень секретного города Знаменск находится в пятистах метрах от официального КПП, возле заправки “ЛУКОЙЛ”. О ней все знают. Для проходящих мимо маршруток есть даже такая неофициальная остановка – “Дыра”. Вместе со мной на ней вышли два капитана и один полковник. Сквозь ядерный щит Родины мы прошли вместе.

ЗАТО Знаменск – чистенький, аккуратненький и по-хорошему советский городок. Все 32 тысячи жителей – либо действующие военные и члены их семей, либо бывшие военные и члены их семей. Чеченцев, по официальным данным, 41 человек, но еще несколько сотен проживает в окрестных селах. Когда гуляешь по улицам, все время натыкаешься на какой-нибудь секретный объект. Например, в КПП воинской части, где несут боевую вахту ракетчики. Человеку в красной рубашке туда тоже можно легко пройти. Надо просто сделать морду кирпичом и сказать: “Я в музей”.

Хроника местного русско-чеченского противостояния, нарисованная сначала на сайте “Движения против нелегальной иммиграции” и оттуда перекочевавшая в ленивые СМИ, вкратце выглядит так. 12 июля двое местных парней подрались с превосходящими силами чеченцев. Одного русского убили, другому отрезали пальцы. Через несколько дней произошел еще один бытовой конфликт, последствием которого стала массовая драка 19 июля на окраине соседнего села Капустин Яр, в которой погиб еще один местный парень, а против остальных развернуты ожесточенные репрессии подкупленной милиции. Наконец, 26 июля неугомонные чеченцы снова ринулись в бой, правда, теперь уже с армянами. Еще семеро убитых. Эти три события уже вошли в летопись русского национального движения как “три кровавых воскресенья в городе Знаменске”. Для любого, кто попытается разобраться в произошедшем на месте, эта формулировка в конце концов зазвучит трагикомично. Почему комично? Потому что из трех перечисленных событий в реальности произошло лишь одно. Первое и третье “кровавые воскресенья” не подтверждают ни работники правоохранительных органов, ни сами русские, которые схлестнулись с чеченцами, похоже – их просто выдумали. Почему трагично? Потому что один убитый все-таки есть.

Битва на реке Подстепке

То событие, которое все-таки имело место, произошло 19 июля между 15 и 16 часами на берегу реки Подстепки – в том месте, где она почти соприкасается с трассой Волгоград-Астрахань. Это была драка между членами спортивного клуба “Олимп” с одной стороны и чеченцами и дагестанцами – с другой. Точнее, даже не драка, а избиение первых последними. Юридический результат: арестованы подозреваемые зачинщики драки как с русской, так и с кавказской стороны. Еще двое лиц аварской и чеченской национальности арестованы по подозрению в нанесении телесных повреждений, повлекших смерть. Еще двое чеченцев и один русский находятся в розыске. Кроме того, в СИЗО сидят двое сотрудников милиции – начальник Знаменского РОВД Александр Колодяжный и участковый Сабир Агабеков. Одного из них будут судить за халатность, повлекшую за собою смерть, другого за превышение должностных полномочий. Первый знал о намечающейся буче, но не предпринял никаких действий. Второй умудрился в ней поучаствовать, причем на чеченской стороне. Остальным милиционерам теперь тоже не позавидуешь: у прокуратуры к ним масса вопросов, и, возможно, будут новые жертвы, а вступиться за них некому – в силу особого статуса города местная милиция подчиняется не областникам, а напрямую Москве, которая далеко. Местных блюстителей порядка не считают своими ни в Астрахани, ни в столице. Об этом на условиях анонимности мне с прискорбием сообщили сами сотрудники РОВД.

Список обвиняемых скорее всего увеличится не только за счет милиционеров, поэтому за откровения участников произошедшего нам пришлось заплатить их анонимностью.

- На встречу с чеченцами мы явились безоружными, потому что пришли не биться, а разговаривать, – рассказал мне один из участников драки с русской стороны. – Когда с холма стали спускаться десятки машин, мы все ох…ли. Из них вышло очень много людей – может, сто, может, триста. Они встали в цепь, и мы услышали крик: “Кто не хочет умирать – уходите!” Тут же свинтили всех казахов и часть русских. В сущности, остались только наши ребята из спортивного клуба “Олимп”, человек 20-30. Чехи двинулись на нас, они начали стрелять поверх голов из боевого оружия. Против такой силы не попрешь, поэтому нам осталось только уе…вать в речку. Славка Кузнецов, наш президент, вышел навстречу к ним с поднятыми руками и закричал: “Э, ребята! Мы так не договаривались!” Но его тут же сбили с ног и ринулись догонять остальных, кого ловили – били битами, именно тогда и получил удар по голове тот парнишка из Капустина Яра. Все это время две патрульные милицейские машины стояли в стороне, но останавливать черных даже не пытались. Когда мы затаились в камышах, нападавшие развернулись, попрыгали по машинам и разъехались. Наверное, ноги мочить на захотели.

Погибший Виталий Милькин, из которого теперь националисты делают героя, ошибочно обзывая его Мильковым, не имел к конфликтующим сторонам никакого отношения. Это был простой житель села Капустин Яр, работал сторожем в местной больнице, скучал, гулял, выпивал. Одного удара битой хватило на серьезную черепно-мозговую травму. Через три дня он скончался в больнице.

- Ему 29 лет было, – плачет мать Наталья Александровна. – Жена Олеся осталась на шестом месяце беременности и с двухлетним малышом на руках. Еще один ребенок осиротел от первого брака. У меня самой год назад муж умер – и вот теперь сын.

Село Капустин Яр (Кап Яр) отличается от города Знаменска примерно так же, как Восточная Европа от Сомали. Лысая выжженная земля цвета тухлого лимона, полудохлые избушки, похожие на мертвых инопланетян, каждая третья смотрит пустыми окнами. ЗАТО и село разделены стеной, которая отличается от Берлинской только наличием дырки. Поселок относится к Ахтубинскому району, город – финансируется напрямую из Москвы. Кап Яр более криминогенный, но все противоречия тут разрешаются быстро. В более контролируемом Знаменске они дольше накапливаются, но зато сильнее бьют.

Запутавшиеся в понятиях

Русскую версию события на реке Подстепке я выслушал от нескольких человек и каждый раз она заканчивалась одинаково:
- Мы вылезли из камышей, и менты говорят: “Ну, что – писать заявления будете?” – “Какое заявление, начальник? Мы тут просто в речке купаемся”.
- А почему вы так сказали?
- Понимаешь, мы живем по понятиям. Мы – люди порядочные. Нам иметь дело с милицией – западло.
В правоохранительных органах местные нравы никого не удивляют:

- В России бандитские 90-е уже давно закончились, а здесь они как будто еще в самом разгаре, – поделилась со мной впечатлениями руководитель Ахтубинского межрайонного отдела СКП при прокуратуре Гульнара Акмамбетова, которая ведет расследование этого дела (придется упомянуть, что по национальности она казашка). – Воровские понятия здесь в ходу не только в криминальной среде, но и среди обычной шебутной молодежи.

Дело в том, что на криминальной карте России Астраханская область традиционно считается “черным” регионом. Это термин не из националистического лексикона, а из воровского. В отличие от “красных” территорий, где доминируют законы РФ и элементарные нормы коррупции, в “черных” зонах, районах, городах криминальные традиции сильнее. И любой человек, который занимает более-менее активную жизненную позицию в бизнесе или общественной жизни, вынужден с этим считаться.

Цепочку событий, которая загнала активистов клуба “Олимп” в воды реки Подстепки, можно измерять по-разному. Версия попроще упирается в пьяную драку, которая произошла за несколько дней до инцидента в вечно неспокойном ночном клубе “Медведица”. Повздорили двое нетрезвых русских. Один в качестве аргумента своей правоты задрал рубашку и продемонстрировал заткнутый за пояс пневматический пистолет. Другой счел это оскорблением и дал обидчику в морду. Разнимать конфликтующие стороны бросился нелицензированный охранник Анзор Исрапилов и ему это удалось в том смысле, что русские перестали бить друг друга и избили самого Исрапилова. Затем они ушли продолжать веселье в кабак под названием “Дон”. Через несколько часов туда подтянулась уже целая группа чеченцев “поговорить за Анзора”. Количество их противников тоже заметно увеличилось. Разговор состоялся громкий, с использованием твердых предметов, но и на этот раз убедительнее оказалась русско-казахская сторона. Затем в пятницу вечером была еще одна безуспешная попытка разобраться на задворках все той же “Медведицы”. На нее, по словам “олимпийских”, уже подтянулись милиционеры из Чечни. Они светили своими корочками и пытались морально давить на пэпээсников, которые стояли стеной между конфликтующими сторонами. Тогда драку удалось предотвратить, но стороны забили стрелку на воскресенье, в результате чего на реке Подстепке произошло то, что произошло.

Но на самом деле у описываемых событий есть второе, третье и даже десятое дно. Но для этого надо сначала понять, что такое спортивный клуб “Олимп”.

Это действительно очень непростая организация. В ней причудливым образом плавились спортивные, криминальные, военные и патриотические традиции. И этого клуба могло бы и не быть, если бы не бестолковые действия местных властей.

- Пару лет назад как-то так получилось, что взрослым людям в городе просто негде заниматься спортом, – рассказал мне один из основателей “Олимпа” Стас Выченков, молодой человек со спортивным характером и телосложением. Встречу он назначил в кафе “Бабай-клуб”, которое держит русский предприниматель. – Вот я 13 лет занимался карате, сначала в Детско-юношеской спортивной школе, потом в спорткомплексе, который принадлежал военным. И вдруг его передают городу и туда начинают пускать по каким-то непонятным спискам. Мы попытались вернуться в ДЮСШ – но там нас тоже развернули: извините, вы уже не дети. Что нам оставалось? Мы скинулись, арендовали помещение, создали собственный спортклуб и принимали туда всех: военных, невоенных, русских, нерусских, профессионалов, любителей, судей, адвокатов.

Однако криминальные традиции все-таки оказались сильнее по той простой причине, что из пяти основателей “Олимпа” трое успели посидеть лично. Из них лишь один – президент Вячеслав Кузнецов – в колонии, остальные далее СИЗО не ушли, потому что были либо оправданы, либо получили условные сроки. Сами они теперь утверждают, что “в этой стране любой человек, который не хочет терпеть беспредел, рано или поздно сядет”. Как бы то ни было, небольшого тюремного опыта им хватило, чтобы хлебнуть криминальных традиций, причем в самой их ортодоксальной и романтической версии. Уголовный мир уже давно отказывается от воровских понятий, которые теперь не столько помогают, сколько мешают. Но в лице двадцатилетних знаменских “олимпийцев”, многие из которых имеют высшее образование, а один, находящийся теперь в розыске Эдуард Потапов, даже проводил семинары по математике для местных учителей, – эти традиции удивительным образом обрели второе дыхание. Почему? Потому что “опереться больше не на что”. Потому что “все, что связано с милицией и государством, прогнило до основания”.

От русских не отставала и замешанная в криминальном бизнесе чеченская молодежь. Кавказская привычка быть красавчиком на любом поприще сработала и здесь. В стремлении обрести авторитет и русские, и чеченцы побежали впереди папы римского и деда Хасана. Чеченцы попытались подвести под воровскую мораль этническую основу, а “олимпийцы” не в меру поратовали за их чистоту. Собственно, знаменский конфликт на этот раз действительно оказался не межнациональным, а криминальным, но не криминально-экономическим, а криминально-идеологическим. Короче, молодняк – как русский, так и чеченский – слегка запутался в понятиях и в результате напугал всю страну.

Кто такой мистер Вахаев?

Несмотря на разницу в показаниях, все участники конфликта единодушны в одном – в том, что главным его зачинщиком стал некий Магомед Вахаев, чеченец по национальности.

- Очень неприятный и быковатый тип, – делится со мной впечатлениями и.о. на-чальника ОВД города Знаменска Александр Утюшев.

- Он теперь не столько скрывается от нас, сколько от самих чеченцев, – согласна руководитель ахтубинского СКП Гульнара Акмамбетова, которая уже объявила его в розыск.

- Он всех нас подставил, – подтверждает один из местных чеченцев, пожелавший остаться неизвестным. – А главное – весь режим поломал.
- Это как?
- У нас тут были связи, знакомства, а теперь от нас бегают, никто дела иметь не хочет. Если Вахаева все-таки поймают, я ему очень не завидую.

- Этот самый Магомед объявил себя положенцем, – вносит ясность один из руководителей “Олимпа”. – Но его статус никто не подтвердил. Короче, самозванец, беспредельщик. Посидел пару лет, нахватался вершков и решил, что это здесь пролезет. Но в Знаменске оказалось достаточно порядочных людей, которые такую блевотину не потерпят. И дело не только в том, что он объявил себя по беспределу, главное – что он сразу же и действовать стал по беспределу. Понимаешь, в чем дело, воровской мир – он еще более нетерпим к национализму, чем Уголовный кодекс. Разжигание розни или действие в интересах какой-либо нации – очень серьезный косяк. Все, кто живут по понятиям, – они друг другу братья. И здесь так было всегда. Пока не появился этот Вахаев и при нем еще некий Аслан, его смотрящий – такой же липовый, как и он сам. Они тут начинают рамсить, на “рэ” разговаривать, а главное – пытаются при помощи своего липового статуса обслуживать узкоэтнические интересы. Это стало развращать чеченский молодняк и в результате привело к конфликту.

Кто такой упомянутый Аслан, толком не знают даже в милиции. Неуверенно называют фамилию Абаев. Что же касается Магомеда Вахаева, то это бывший военный, 1972 года рождения, после службы остался в Знаменске, потом два года посидел в тюрьме, освободился в 2006-м, через фиктивный брак снова прописался в Знаменске и активно включился в местную криминальную жизнь. Безнаказанно объявить себя положенцем ему позволило лишь то обстоятельство, что криминальный мир Астраханской области сейчас переживает период смуты – пару лет назад правоохранительным органам удалось разгромить крупнейшие астраханские ОПГ – так называемые “Русский клуб” и “Татарский профсоюз”. Почему “так называемые”? Потому что национальная составляющая осталась лишь в их названии.

В самом Знаменске, несмотря на всю его закрытость, криминальная жизнь тоже имеется, и вертится она вокруг воровства с полигона военного имущества – в основном металла и топлива. Этим делом промышляли и русские, и чеченцы в меру своих сил и возможностей – другое дело, что сил и возможностей у чеченцев было больше в силу их лучшей организованности.

- Полигон – это огромная территория, на которой много чего плохо лежит, – рассказал мне источник в Ахтубинской прокуратуре. – Мы сейчас тщательно проверяем звонки фигурантов этого дела на предмет их связей с военными. Есть подозрения, что воровство металлолома и топлива осуществлялось чеченцами при поддержке группы кавказцев из числа военнослужащих. Косвенным признаком того, что этот промысел процветает, является недавнее задержание группы чеченцев, которые по ошибке слили топливо не из военного вагона, а из гражданского, потому и попались.

Инцидент в “Медведице” стал последней каплей, после которой “олимпийские” больше не могли терпеть проделки Вахаева. В процессе урегулирования этого конфликта стремный чеченец допустил ряд грубейших косяков. В воровской этике есть такое понятие – убитый базар. К тому моменту, как в ночь с пятницы на субботу чеченцы во главе с загадочным Асланом и Магомедом Вахаевым снова пришли “отомстить за Анзора”, этот базар уже был убит: охранник Исрапилов и те двое шебутных русских примирились. После этого снова поднимать тему – беспредел. Вахаев ее поднял. Да еще подтянул к “Медведице” ментов из Чечни. Да еще и сам он, и его Аслан были пьяными, а бойцы распускали руки. А в криминальном мире серьезные люди все вопросы решают только по трезвянке, спокойно и словами – как в Совбезе ООН. Они могут вынести жестокий приговор, который потом будет приведен в исполнение, но на самой стрелке – тишина и спокойствие.

Собственно говоря, в воскресенье на реке Подстепке “олимпийские” как раз и собирались открыто объявить Вахаева и Аслана интригантами. Это очень серьезное обвинение, и о том, что оно будет предъявлено, Вахаев знал. Чтобы спасти свою криминальную репутацию, он решил пойти ва-банк и превратить мирную стрелку в боевые действия. В ходе следствия уже допрошены более 50 свидетелей, и выясняется следующая картина: чеченцы и дагестанцы, которые съехались 19 июля, были уверены, что едут биться со скинхедами. Рядовую криминальную разборку Вахаев преподнес среди своих как святое дело, как акцию защиты против тех, кто “хочет черного мяса”, как “смертный бой” против беспредельщиков-националистов. Таким образом он не только грубо нарушил законы воровского мира, но и жестоко подставил своих соплеменников. Накануне публикации мне позвонил один из чеченцев и сообщил приятную для него новость – Вахаева задержали и в понедельник ему будет предъявлено обвинение. Чеченец уверен, что на зоне ему не жить.

Дети Вахаева

Арби Магомедович Цинцаев – это местный Дмитрий Сергеевич Лихачев. Почетный житель города. Бывший главврач военного госпиталя. Хирург высочайшего класса. На его счету спасенных жизней в несколько раз больше, чем участников всей этой мутной истории, вместе взятых. Цинцаев понятия не имеет, кто такой Вахаев и даже что такое “Олимп”. Сегодня пятница, и Арби Магомедович собрался на Волгу ловить рыбу. Вдруг звонит знакомый русский и говорит, что ему пришла странная эсэмэска с призывом завтра в 19 часов прийти на центральную площадь на митинг против засилия чеченцев. “Давно пора!” – шутит Цинцаев и едет на рыбалку. Я сдуру остаюсь еще на один день, чтобы посмотреть на митинг. Как вы думаете, сколько пришло народу? Правильно, ни одного. Потому что это Астраханская область. Плавильный котел. Здесь невозможно быть скинхедом.

Рассылка была сделана через социальную сеть “Вконтакте”. “Олимпийцы” заверили меня, что такой блевотиной не занимаются. В конце концов, мне удалось найти телефон того самого местного жителя, который сообщает информацию волгоградским националистам, а те, не утруждая себя ее проверкой, отправляют ее своим московским соратникам. У этого человека голос прыщавого подростка. Я предложил ему встретиться, чтобы он рассказал про отрезанные пальцы, про два лишних кровавых воскресенья – вдруг я чего упустил. Подросток пообещал перезвонить завтра и прийти на встречу вместе со своими друзьями, но не перезвонил, более того – перестал отвечать на звонки.

К прыщавым подросткам у меня теперь есть одна просьба: чуваки, перестаньте заниматься вахаевщиной. За это можно и в гланды получить. Причем не от чужих, а от своих.

И еще одна просьба к военным. Дырку заделайте, пожалуйста.

Дмитрий Соколов-Митрич, “Известия”

Источник: Астраханские новости